musical_cat
tale quale
«Когда выберусь отсюда, не стану вести дневник. Это не настоящее. Здесь, под землей, он помогает мне сохранить рассудок, с ним я разговариваю по ночам. Но он подстегивает тщеславие. Пишешь то, что хочешь услышать о себе.»
Это "Коллекционер" Фаулза. Ещё одна книга. Плюс "Великий Гэтсби" и "Овод". Просто какой-то цикл книг с печальными эндингами. Ну да что поделаешь. Печальные, но логичные. Никто из них по-другому кончить не мог.
Вернулся с корпоратива. Пьян невыносимо. Печать даётся с трудом, приходится постоянно редактировать текст. Ещё один маленький идеал разбит. Офис-менеджер, девочка, с которой я постоянно обедал. Весьма развитая — книги, театр, кино, всегда было о чём поговорить. Все знают, что она почти замужем за довольно интересным парнем... В общем, алкоголь меняет людей. Не знаю, на что больше злюсь — на то, что она после корпоратива начала целоваться и заигрывать с каким-то продажником, или на первопричину — то, что я её изначально отверг, после чего всё это понеслось как снежный ком. Игра в кто кого заставит больше ревновать. Чёрт. К чему, к кому? Что за ребячество... скажем мы потом, но уже не исправить, да. Ах, виски, которое, якобы, для неё было вполне привычным напитком. Но не суть. Ещё один идеал разрушен. Забавно, только после того, ка он разрушился, я понял, что выстроил где-то у себя в голове вот такой образ девочки, которая со всех сторон положительная. Ну, что же, сам себе злобный идеалист) Ну, в любом случае, с нового года она от нас уходит. И ещё, если завтра прочитаешь и не вспомнишь — тебе было всё равно. Ну, жирный минус кому-то в восприятие, с кем не бывает.
Стрип-клуб ужаснул целлюлитными девочками. Ужасные фигуры. Наверное, тренажёрка извращает восприятие красоты, потому что остальным вроде бы было норм. Ну да это тоже ерунда, на самом деле, страшнее — лица. Смешанное выражение блядства, отчаяния и жажды наживы. Это. Именно это — то, почему я никогда больше не пойду в подобные заведения. Стрип-бар пугает лицами.
А потом, когда все разошлись, я пошёл в свой маленький любимый паб. И миленькая рыжая девочка, немного, вроде бы на четверть, японка, стёрла все неприятные воспоминания. Увы, с тех пор, как я признался, что неравнодушен к ней, она относится ко мне подчёркнуто холодно, но остаток ночи за баром прошёл довольно интересно — девочки-бармены из "Ливерпуля" традиционно украсили вечер.
Итого. Сегодня. Я пьян в дрова. Разрушен образ почти идеальной девушки. Пусть я не имел на неё никаких планов, но сам факт существования такой барышни был приятен. Был.
А ещё я всё больше влюбляюсь в девочку, в которую совсем не должен влюбляться. Разница в возрасте. Чёрт. Я испытал на своей шкуре, что, иногда, я действительно слишком стар.